> Новости
Новости

Восточный ветер перемен, или Такой сложный Дальний Восток 

«Если не можешь и не хочешь — лучше уйти». Отставки года В уходящем году созданное несколько лет назад Министерство по развитию Дальнего Востока потеряло важнейшего человека — Александра Галушку. Именно он возглавлял ведомство на протяжении пяти лет. За это время на Дальнем Востоке появились Территории опережающего развития, начали раздавать дальневосточные гектары и создавать преференции для бизнеса в свободном порту Владивосток. При этом у многих к работе «главного» по ДФО были вопросы. Доктор политических наук, декан социально-гуманитарного факультета Тихоокеанского государственного университета Илдус Ярулин считает, что это самая ожидаемая и желанная отставка на Дальнем Востоке. «Большинство людей, которых я знаю, долго ждали такого решения, поскольку те «прожекты», которые Галушка и его ведомство постоянно рисовали, не соответствуют действительности. И последний госсовет с участием президента нам подтвердил, что все устали от картинок: нужны реальные дела», — прокомментировал ситуацию «ФедералПресс» Ярулин. После этого волна отставок захлестнула весь регион. В конце мая стало известно, что свой пост покинул глава Якутии Егор Борисов. В тот же день Владимир Путин принял отставку губернатора Магаданской области Владимира Печеного. «Что касается Владимира Печеного — ему не помогло то, что он «законсервировал» область: вроде область стабильная, но эта стабильность была с предпосылками к деградации. Он не замечал тех проблем, которые назревали в обществе. По поводу Егора Борисова… Якутия при нем напоминала феодальное княжество. Сидел феодал и решал все проблемы как хотел. Хотя, думаю, он надеялся на продолжение», — резюмировал эксперт. Пожалуй, самым громким стал уход с поста врио губернатора Приморского края Андрея Тарасенко. Следом ушли главы департаментов, госпредприятий. Свое кресло покинул и мэр Владивостока Виталий Веркеенко. За ним — вице-мэр Алексей Литвинов, позже Приморье лишилось главного прокурора и следователя. «С Тарасенко все понятно: ему не удалось исправить многое после Миклушевского — не хватило опыта. Не хватило веса, авторитета Кожемяко. Сейчас новый врио губернатора меняет команду для себя и под себя. Он не считает возможным работать с теми, кто не справляется с решением задач. В большинстве ситуаций Кожемяко договорился с людьми по-хорошему: практически все ушли сами», — считает политолог. Ситуация с экс-мэром Владивостока стоит особняком. Бизнесмен и любитель Японии Веркеенко обещал городу многое. Столица Приморья должна была превратиться как минимум в Токио или Сеул: парк аттракционов Lotte World, перенос административного центра города и масштабная реставрация. Не прошло и года, как фонтанировавший идеями градоначальник без объявления войны поздним вечером написал на своей странице в Facebook, что он устал, закончилась, мол, мотивация. Через две недели экс-мэр уже был с семьей в Японии. Политический консультант, представитель Российской ассоциации политических консультантов на Дальнем Востоке Даниил Ермилов считает, что Виталий Веркеенко поступил безответственно. «Я вообще считаю, что это проявление некоей трусости. Человеку доверили управлять городом. Он капитан, который должен отвечать за навигацию, курс и жизнь пассажиров. А он говорит: „Да ну вас всех, мне надоело“. Это как?!» — недоумевает Ермилов. В то же время Илдус Ярулин уверен: все отставки по собственному желанию — мужские поступки: «Они приняли для себя решение, что не смогут работать в команде под жестким руководством Олега Кожемяко. А если не можешь и не хочешь — лучше уйти, чем оставаться и делать, что не хочешь», — считает эксперт. «К уходу глав готовятся заранее». Назначения года Без руководства ни одна структура существовать не сможет, и логичным продолжением каждой отставки стали новые назначения. Первым в ряду прибывших на высокую должность стал министр по развитию Дальнего Востока Александр Козлов. До мая 2018 года он был в статусе губернатора Амурской области. Пока глава Миновостокразвития не делает громких заявлений, а занят ревизией внутри ведомства: отставки и сокращения затронули практически каждый отдел. По мнению Илдуса Ярулина, причина затишья — попытка Козлова понять, какие реальные дела были сделаны министерством за пять лет. «Если он будет серьезно работать с Трутневым и не продолжит ту линию, которая была в Минвостоке при Галушке, может быть, многое и получится. Пока меня порадовало, что сейчас он не рисует никаких картинок, а занялся ревизией и хочет понять, что есть на самом деле», — считает Ярулин. В этом году сразу два региона на Дальнем Востоке получили жестких руководителей: Магаданская область и Приморский край. Назначение на тот момент мэра Нижнего Тагила (город в Свердловской области, УрФО, прим. Ред.) Сергея Носова в качестве магаданского врио в мае 2018 года стало неожиданностью для местных жителей и подарком для самого Носова, известного своими губернаторскими амбициями. Управление он начал жестко. В народ ушло несколько его цитат из общения с местными чиновниками. «Я вам задание давал два дня назад! Я не буду дальше продолжать, но я восхищен. У вас чувство страха отсутствует полностью. Мухоморов, что ли, пьете отвар? Чувство страха — как у викингов», — обращался к министрам тогда еще врио. Еще один антикризисный губернатор, который прославился принятием жестких мер, — врио губернатора Приморского края Олег Кожемяко. Как и в ситуации с Сергеем Носовым, его назначение было неожиданным. Но, в отличие от Колымы, Приморье получило опытнейшего управленца: Олег Кожемяко возглавлял три региона. «Важнейший фактор, который учел Кремль при назначении Олега Кожемяко: он является относительно «своим» для элит и народа. Федеральный центр признал прошлые ошибки, имеющие конкретные фамилии, имена и отчества — Миклушевский и Тарасенко. Приморью не нужны «молодые технократы», Приморью нужен человек, который соберет в железную пятерню регион и будет чувствовать реальные настроения общества», — считает директор Института актуальной экономики Никита Исаев. За два месяца, которые Олег Кожемяко возглавляет край, он доказал, что не привык бросаться словами, и за каждое обещание готов ответить. К выборам губернатора Приморье пришло с пачкой решенных «болей» региона, которые годами не решались предыдущим руководством: отмена обязательной установки ЭРА-ГЛОНАСС для праворульных машин, снижение цен на рыбу, финансирование важных направлений из федерального бюджета. Тем временем, Сахалинская область на несколько месяцев оказалась в тупике: после ухода Олега Кожемяко в соседнее Приморье два месяца пост главы региона оставался свободным. Врио губернатора Сахалину дали только 10 декабря. Решение о назначении Валерия Лимаренко принял Владимир Путин. Новый сахалинский врио человек в управлении не новый: был министром строительства и ЖКХ Нижегородской области, там же побыл и в кресле вице-губернатора. Много лет отдал работе в «Росатоме». Вячеслав Смирнов, директор Института политической социологии считает, что назначение Валерия Лимаренко на пост врио губернатора Сахалинской области знаковое и показывает внимание Москвы и федерального центра к Сахалину. «Это очень удачный и сильный адмистратор, с большими связями, с большим опытом. У него очень хорошая биография: он принимал участие в строительстве самых важных атомных объектов, различных коммунальных объектов в Амурской области. У него большой опыт работы в практических делах. Кроме того, его опыт работы в «Росатоме» тоже знаменателен: Лимаренкокурировал не только строительство и проектирование, что тоже очень ответственно, но и работу международного блока сотрудничества. Это значит, что он имеет связи в Юго-восточной Азии, что крайне важно для Сахалина», — считает эксперт. Новые земли, вторые туры выборов и мир с Японией. Ключевые события года. Одним из ключевых событий уходящего года по праву может называться присоединение к ДФО сразу двух сибирских регионов. В День народного единства президент России Владимир Путин выступил с неожиданным заявлением: Забакалье и Бурятия отныне относятся к Дальнему Востоку. Впрочем, специалисты считают, что к этому давно шло. «Забайкалье было самым дальневосточным регионом Сибири, и особенности его соответствовали больше дальневосточным, чем сибирским. Действие это вполне логичное», — считает директор Международного института новейших государств политолог Алексей Мартынов. Уходящий год был ознаменован большим электоральным циклом: выборы глав регионов прошли по всей стране, и прошли по-разному. Где-то тихо и спокойно кресло занял ожидаемый кандидат, в другом месте должность получил тот, от кого победы никто не ждал, третий регион прогремел скандалами. Пожалуй, самый громкий скандал в уходящем году разразился в Приморском крае: во второй тур перешли врио губернатора Андрей Тарасенко и кандидат от КПРФ Андрей Ищенко. Победу одержал Тарасенко, но результаты выборов были отменены. Тогда Тарасенко отказался от участия в новых выборах, а после ушел с поста врио. Перевыборы были назначены на 16 декабря, и Андрей Ищенко не прошел регистрацию. «Ситуация в первом туре показала техническую недоработку, повлияло совмещение с муниципальными выборами. Сейчас ситуация раскаленная, с серьезнейшими послаблениями для региона идет Олег Кожемяко. К слову, в последние годы в мире тенденция замещения мужчин-политиков женщинами, и есть высокая вероятность, что кандидат прекрасного пола покажет серьезный результат», — считает Даниил Ермилов. Хабаровский край, конечно, отстал по уровню шума в СМИ от Приморья, но тоже прославился. Регион возглавил Сергей Фургал, кандидат от партии ЛДПР, и для этого результата тоже не хватило одного тура. В качестве его соперника выступал действовавший на тот момент губернатор Вячеслав Шпорт. «Хабаровский край традиционно самый консервативный в ДФО, самый прогосударственный, политически стабильный. В расчете на это кампания и строилась, но кандидат от ЕР совершил ряд ошибок. Выбор происходил достаточно быстро и стихийно», — отмечает политолог Ермилов. В Магаданской области обошлось без сюрпризов. Здесь в роли врио губернатора был Сергей Носов («Единая Россия»), некогда возглавлявший Нижний Тагил. По итогам выборов он же набрал почти 82% голосов — так что приставка «врио» для него была вычеркнута. «В Магадане люди довольно прямые. Если человек что-то делает, то они отдают за него голоса, а потом смотрят, как кандидат работает. Носов людям понравился», — уверен Даниил Ермилов. В республике Саха также все прошло преимущественно спокойно. На досрочных выборах главы Якутии Айсен Николаев («Единая Россия»), бывший мэр Якутска, набрал 71,41% голосов избирателей. «Хочу напомнить важный момент — весной, на выборах президента, Хабаровский и Приморский края показали довольно высокий уровень поддержки Грудинину. Люди голосованием привлекали к себе внимание, их не услышали. И осенью случилось то, что случилось», — комментирует Даниил Ермилов. На полях Восточного экономического форума, который сам по себе — знаковое событие, Владимир Путин предложил премьер-министру Японии Синдзо Абэ заключить мирный договор до конца года без предварительных условий, а со спорными вопросами разобраться по ходу дела. Но нет — сперва японцы считают необходимым «возвращение» южных Курильских островов. «Де-юре мы в состоянии войны, вопрос очень скользкий. Пока условия Японии нас не устраивают, они просят несоразмерно много», — поделился мнением с «ФедералПресс» политолог Ермилов. Новые назначения, развитие Дальнего Востока и будущее Курил. Что год грядущий нам готовит Если большая часть Дальнего Востока получила губернаторов, то Сахалин своего как раз лишился, получив в декабре врио. Выборы нового губернатора Сахалинской области состоятся нескоро: только 8 сентября 2019 года. «Спокойных кампаний в предстоящем году ожидать не приходится. Надо понимать, что осенние выборы показали слабые места политики назначения «варягов» в регионы. Сейчас эта концепция претерпевает значительные изменения», — подчеркивает политолог Ермилов. Без главы встречает Новый год и «город нашенский» Владивосток. Но муниципалитет решил не повторять историю с конкурсом, а перейти к варианту прямых выборов. Соответствующий законопроект внесен врио губернатора Олегом Кожемяко. «Голосование — это механизм формирования местных элит, это возможность влиять на ситуацию для самих жителей. Выборы всегда стимулируют гражданскую и электоральную ответственность», — прокомментировал ситуацию «ФедералПресс» политконсультант Андрей Кудисов. Забайкалье и Бурятия уже с 2019 года должны освоиться со статусом дальневосточных земель. Что касается рядовых жителей, «исконные» дальневосточники вряд ли в принципе заметят разницу, а «свежеиспеченные» должны увидеть перемены к лучшему. Такое предположение озвучила кандидат экономических наук Светлана Мищук. «Если население не лишают никаких преимуществ, которые дает проживание в Восточной Сибири, а, наоборот, только добавляются дальневосточные блага, — это только положительный момент. Дальневосточникам от этого хуже точно не станет», — считает эксперт. Как добавляет Даниил Ермилов, также регионы присоединятся к таким программам, как ТОРы и дальневосточный гектар. Еще один «вызов» 2019 года для ДФО — старт программы мобильности населения. Дальний Восток — это огромные территории, но при этом не особенно большая плотность населения. Новая госпрограмма предусматривает выдачу миллиона рублей подъемных. Правда, потратить их можно будет только с согласия работодателя, зато минимальный срок отработки контракта составляет два года (против трех лет и 225 тысяч рублей в прошлой редакции). Сработает ли такая приманка — покажет время. «Вряд ли стоит ожидать существенного потока переселенцев — жизнь на новом месте требует высокой активности и определенной смелости, а вот у местных жителей недовольство возрастет. Местных жителей условия жизни не очень устраивают, а переселенцам предлагают подъемные», — предупреждает политконсультант Ермилов. Развитие Дальнего Востока — главный приоритет одноименного министерства. И в ближайшие три года ДФО получит 602 млрд рублей федеральных средств в рамках 29 государственных программ. «Пока отток населения продолжается, и подобные меры не отвечают запросам. Тут скорее системный кризис отрасли. Люди хотят другого качества жизни и другого отношения к себе. Серьезные вливания в Дальний Восток мало влияют на жизнь простых граждан, скорее вызывают раздражение своей декларативностью», — подытоживает политконсультант Ермилов. Ну и, пожалуй, «вишенкой на торте» остается так и не закрытый вопрос отношений с Японией. Согласно результатам опроса «Левада-центра», уже 17% россиян не возражают против передачи Курильских островов Японии. Это максимальное количество людей, придерживающихся такого мнения, с 90-х годов. Но здесь все же важнее будет мнение не народа, а властей. «Надеюсь, что в переговорном процессе удастся достичь оптимальной для России расстановки приоритетов. Сначала мирный договор, а потом, например, разговор о совместном использовании островов. Передача островов без внятной равноценной консультации… Там морепродукты, может добываться редкоземельных дорогостоящий элемент — словом, стратегически важные ресурсы, которые могут повлиять на экономику всей России, но из-за обстановки с Японией не разрабатываются», — подытожил Даниил Ермилов.